Antwerp SIX

 

Антверпенская шестерка

tumblr_lph9n8r0k21qjlopao1_500

 

Сегодня мы поговорим о легендарной Антверпенской шестерке , которая занимает особенно место в мире моды и в моем сердце. Небольшая предыстория по поводу бельгиских  ребят , этот блог и вся проведенная работа , бессоные ночи  посвященные  изучению моды , начались для меня именно с легендарых антверпенцов . Наткнувшись на них в 5 классе  в книге для девочек  ,я уже не могла остановиться , настолько вдохновляющими являются эти легенды мирового поудиума ! Надеюсь статья вас вдохновит  так же , как и меня в свое время.

В 1987 году шестеро модельеров вскладчину наняли небольшой автофургон, загрузили туда свои работы и отправились на лондонскую Неделю Моды. Там их дебют произвел эффект разорвавшейся бомбы.

Японские дети

К началу восьмидесятых европейская мода томилась и требовала реформ: одежда была нудно симметричная и сильно поднадоевшая. Ни мода повседневная, ни тем более высокая не предоставляли продвинутому пользователю свободы самовыражения. На подиумах преобладали наряды, которые сообщали о статусе хозяина, о возможностях его кошелька, а вовсе не о внутреннем мире. Статусная мода больше не устраивала интеллектуалов и оригиналов, им хотелось выделяться на фоне остального европейского населения. Так в мировой фэйшн-индустрии созрели революционные предпосылки.

Тогда и появились японцы-реформаторы: первый показ Рэй Кавакубо в Париже состоялся в 1980-м. Первый показ Йоши Ямомото там же – в 1981-м. Они остроумно играли с формами европейской одежды, ведь если ты пришел со стороны, то ломать стереотипы гораздо легче, не мешают веками впитанные запреты и ассоциации. Проще говоря, у японцев в голове не было жесткой схемы европейского платья или штанов, которая бы их ограничивала. Сделать три горловины, безразмерную хламиду, надеть ее вверх ногами? Легко — не кимоно же любимое деформируем.

Европейцы ошалели от такого свободного обращения с силуэтом. Эксперименты японцев кого-то возмущали, кого-то восхищали, и все же оставались для публики явлением экзотичным. На уровне приезжего цирка. Чтобы родился новый стиль, к японскому свободолюбию следовало добавить штрихи, бессознательно воспринимаемые как европейские. И это случилось: прогрессивные японцы разбудили антверпенских дизайнеров, выпускников Антверпенской Королевской Академии изящных искусств. «Все мы дети Реи Кавакубо и Йоджи Ямамото», — сказал потом Мартин Марджела, один из разбуженных. Молодые модельеры подхватили игру с трансформацией форм, переведя ее на язык, более понятный европейцам. И одежда стала постепенно менять свои «коды».

Причина периодических вспышек авангардизма в том, что «красивость» или украшательство по закону спирали стремятся перевоплотиться в новой «примитивистской» эстетике.

Так было в разгар Первой Мировой — шляпные композиции в стиле модерн достигли небывалых размеров и пышности, а Татлин с Малевичем в эскизах костюмов упрощали все до четырех прямых линий. Так было в 60-е в СССР – «соцреализм» становился все бодрее, ярче, все больше колосьев оказывалось в руках у колхозников, нарисованных на стенах Домов Культуры – и родился скептический «второй русский авангард» в мастерских Рабина, Плавинского, Немухина. Так случилось и в экономически благополучной Европе 80-х, когда среди засилья гламура явилась группа революционно настроенной молодежи из Антверпена.

Все историки моды пишут про фургончик, который отправился на лондонскую неделю высокой моды, и возникает образ бедных студентов, собирающих последние деньги на бензин. На самом деле ребята закончили учебу в Академии в 1981 году, и ко времени легендарного выступления каждый из них успел поработать в профессии. В 87-м им было аж по двадцать восемь. Просто впоследствии журналистам нечего было писать про тот исторический вояж, потому что ностальгических подробностей о дебюте не прибавилось. «Мы ненавидели друг друга, но не было выбора, приходилось держаться группой», – отрезала суровая Анн Демельмейстер. Художники — всегда индивидуалисты и не любят, когда им напоминают, что вначале приходилось объединяться.

Мартин Марджела, самый талантливый, к 1987-му и вовсе успел разругаться с остальными авангардистами, поэтому в Лондон не поехал, а отправился в Париж работать ассистентом у Жана-Поля Готье.

Итак, Анн Демельмейстер, Дирк Бикембергс, Дирк Ван Саэн, Дрис Ван Нотен, Марина Йи и Вальтер Ван Бейрендонк выступили в Лондоне, и это был успех. Они показали «актуальные» вещи, носибельные, но очень и очень продвинутые. В чем конкретно выражались новации? Привычный силуэт был расчленен и препарирован, швы вынесены наружу, ткани состарены, из них сшиты ассиметричные пиджаки и платья. Бельгийцы использовали безразмерность (oversize), они представили многослойную одежду, «рваные» майки и джинсы. Все то, что сегодня стало привычным, тогда шокировало и принесло славу. При этом молодые дизайнеры мастерски владели техникой кроя, отличались отменным вкусом в подборе фактуры, и их странные вещи не уродовали тех, кто их надевал, а украшали. Критики моды много написали о новаторах, но повторять их имена — нет уж, увольте. Бельгийцев просто сосчитали по пальцам рук и назвали «AntverpSix» – «Антверпенская шестерка» и даже «золотая шестерка». Стиль модельеров охарактеризовали как «концептуализм, деконструктивизм и интеллектуальный дизайн».

Некоторые их творения по оригинальности идеи и любовности исполнения приближались к произведениям искусства – и покупатели готовы были за это платить, у такой «авторской» одежды в Европе к тому времени сложилась хорошая потребительская ниша. Не только молодежь, но и сорокалетние, бывшие участники студенческих волнений 68-го, к тому времени состоятельные и состоявшиеся люди (в Париже их называют «БоБо», «буржуа-богема») – хотели носить «что-то особенное», без перьев-блесток-оборок, не в обтяжку и без золотой бляхи-лейбла на сумке.

Из «Золотой шестерки» в большой моде остались и сохранили устойчивый авторский стиль четверо: Дрис Ван Нотен, Дирк Бикембергс, Анн Демельмейстер и Вальтер Ван Бейрендонк. Обстоятельства, личные предпочтения, индивидуальное понимание рынка развело участников группы в разных направлениях.

Анн Демельмейстер. Черный квадрат, белый куб,

tumblr_n15mlrqN201su9vrwo1_500

Из всей компании у нее самый сильный характер. Лозунг Анн: «Хотеть понравиться – значит потерять себя!». На лондонских фотографиях 87-го года она запечатлена в черных колготках с дырками на коленках, это ее «Нате!» миру гламура. На протяжении последующих 20 лет Демельмейстер последовательно воплощала идеалы своей бунтарской юности. Анн всегда была такой, с идеалами. Им, например, соответствовала музыка Дженис Джоплин и Патти Смит, их композиции и следовало слушать; а когда романтичный Дирк Ван Саен однажды включил диско – она с ним подралась.

Уже в ранних ее коллекциях зрителей поразили длинные черные платья, грубые серебряные цепи, украшенные невесомыми перьями, безразмерные белые топы, широкие брюки, еле держащиеся на бедрах. Для Анн тесемки и стропы, которые называют ее «фетишами», — способ преодолеть силу земного притяжения и добиться, чтобы ткань драпировалась вопреки закону гравитации. «В моих вещах крой, сложный силуэт и фактура ткани — главное. Ничего не имею против обильного декора. Есть люди, которые это любят, их природа требует ярких цветов и обильного украшательства. Но это не мои люди. Я серьезный человек. Когда придумываю одежду, я не хочу, чтобы человек в ней выглядел йоркширским терьером, которого светская фифа нарядила для вечеринки», — говорит она.

Анн родилась в 1959 году в маленьком бельгийском городе, в католической семье, отец ее был торговцем кофе. Он объяснил ей в детстве, что если у человека есть талант, то это от Бога, и ты обязан развивать свой дар, служить ему. В середине 70-х Демельмейстер поступила в Королевскую Академию в Антверпене, там встретила будущего мужа. С 1985 года Анн вместе с мужем – он фотограф и дизайнер – живет и творит в единственном доме в Антверпене, построенном по проекту Ле Корбюзье. Это дом в форме белого куба.

Она не признает разделение на мужскую и женскую одежду, на повседневные и праздничные костюмы. Утверждает, что для нее понятие элегантности не имеет отношения к одежде, «элегантность – это идет изнутри», – повторяет она. Для Демельмейстер мода лишь один из способов поиска цельности и гармонии.

Когда в Казимир Малевич хотел довести до лаконичного знака идеальное сочетание формы и цвета, – у него получился черный квадрат на белом фоне (1915 год). Чем увенчались двадцатилетние поиски Анн? «Я считаю, что белый и черный – это основа искусства, архитектуры и моды… Мне никогда не были нужны остальные цвета – они отвлекали меня…. Я просто отталкиваюсь в творчестве от квадратного отреза белой ткани – и при этом испытываю возбуждение от начинания с нуля». «Новой одеждой» Демельмейстер назвала равносторонний прямоугольник с несколькими отверстиями, который просто оборачивается вокруг тела. Значит, у нее получился белый квадрат.

Но это в идеале. На практике Анн Демельмейстер, «королева авангарда», – создатель успешной марки, которая продается в 200 бутиках мира, в том числе 35% оборота приходится на США, что большая редкость для европейского дизайнера. Часть фирмы продана в «надежные руки», цены на одежду от Демельмейстер высоки. Говорят, из дома в форме куба семья переехала, купили что-то пореспектабельнее… Сегодня Анн учится жить для себя, «держать дистанцию между собой и работой», говорит об общении с природой, о любви к близким, о выращивании роз. «Я научилась останавливаться, чтобы держать свою жизнь в равновесии».

Дирк Бикембергс. Футбольный фанат

Dirk-Bikkembergs

Бикембергс родился в Германии, вырос в семье военного. Это у него на коленях сидит Анн Демельмейстер в рваных колготках на фото 87 года: она очень маленькая, а у Дирка баскетбольный рост. В 1986 г. он сделал свою первую коллекцию, – линию мужской обуви. Тогда же выработал формулу двойных швов, они нужны для прочности, чтобы сильные люди, даже размахивая руками, не сомневались в надежности бравой одежды от Вikkembergs. Считается, что в его работах есть влияние военной темы – тесно пригнанные детали, кожаные вставки.

В 2003-2004, два сезона, Бикембергс был официальным дизайнером итальянского миланского футбольного клуба «Интер». Итальянцы абы кому самое дорогое не доверят! Как выдающийся модельер Дирк признан и официально и неофициально. Официальное признание выражается в том, что он постоянно получает награды и премии. В 2004 году отмечен как лучший зарубежный модельер в рамках итальянской премии Oscar della Moda. Три года спустя получил от журнала Men’s Health награду как бизнесмен года, Businessman of the Year 2007, и награду Best Leisure Brand за лучший бренд.

А неофициальное признание марки Вikkembergs – подпольное. Его вещи увлеченно копируют нелегальные производители, потому что эту одежду покупают и те, кто поддерживает спортивную форму, и те, кто тусуется в ночных клубах.

Манекенщики на показах Бикембергса – супершоу мужской красоты, особенно когда демонстрируется нижнее белье. В июне 2007 года коллекцию мужского нижнего белья Bikkembergs Underwear представляли футболисты. На огромный подиум вышли лучшие футболисты мира в плавках, они прохаживались, неторопливо поворачивались и позировали с удовольствием. Зрелище было феерическое.

Дрис Ван Нотен. Денди

tumblr_lz50hg2yj81r5n9x4o1_1280

Дрис Ван Нотен умеет соединить несовместимое, чтобы на выходе получить гармоничное творение. Может соединить этнические мотивы и ткани с орнаментом, напоминающим о работах супрематистов 20-х годов. В общем, смелость и бездна вкуса, причем наследственного: модой занимались и его дед, и родители. Дрис Ван Нотен родился в Антверпене в 1958 году. Сегодня марка его имени продается в самом большом, 5-этажном магазине Антверпена, принадлежащем самому Ван Нотену, а также в Париже, Лондоне, Нью-Йорке и в Москве.

Больше всего магазинов, где можно купить его вещи, — в Японии, их 160. Почему именно эта страна? Ван Нотен умудряется внести шарм и новации в униформу трудоголиков – деловой костюм. Этот самый консервативный и жестко фиксированный ансамбль современной одежды. Японцы ценят изыски дизайнера, верят ему, считают модельером-интеллектуалом.

Утонченность Дриса Ван Нотена сказывается в выборе «образа» коллекции. То он представит шоу на тему «Великого Гэтсби» с большими двубортными пиджаками, то отошлет зрителей к «Заводному апельсину», рассыпав вкрапления «эко»-орнамента.

Коллекция Ван Нотена-2011 была посвящена Дэвиду Боуи образца 1976 года в образе Белого Герцога. Коллекция называется «Худой Белый Герцог». Ван Нотен стремился воплотить одновременно рафинированность и брутальность, как он сам сказал: «хотел создать нечто шикарное, но отнюдь не женственное». Сегодняшний роскошный мужчина, по видению дизайнера, выглядит так: одет в длинный жакет поверх свободных брюк. Дополнительные детали образа: объемные свитера крупной вязки а-ля советский геолог, воротнички и ассиметричные отвороты из грубого меха, «императорская» вышивка, строгие белые рубашки, британские темные плащи. В такой одежде менеджер какого-нибудь звена может свободно чувствовать себя белым и пушистым аристократом.

Вальтер Ван Бейрендонк. Киберпанк

tumblr_m59vv0DpW81rwxn2no1_500

У девушки на голове шляпа-котелок размером с десятилитровую кастрюлю, спереди из-под платья у нее торчит… хобот, белый слоненок (из бумаги) прячется под подолом ее зеленого кринолина. Зачем девушке прикрутили фаллический символ? Да даже и не символ, увеличенную шизофреническую модель… А для смеха! Так воплощается творческий метод Вальтера Ван Бейрендонка, называемый «эстетический терроризм». Одно время его марка называлась «Дикий Убойный Хлам» (Wild&Lethal Trash).

Он до сих пор играет, и с явным удовольствием: мультяшные персонажи, кислотные цвета, лица и руки, выкрашенные в цвет одежды, обувь на каблуке и яркие цветные лосины для мужчин, огромные наушники вместо шляп, да что угодно. Мальчикам комбинезоны парашютистов, для девушек – птицы, рыбы, слоны, выглядывающие из-под юбок. Вальтер Ван Бейрендонк ни в чем себе не отказывает, в 52 года умудрился сохранить ощущение радости, смеха, – это настоящее детское. Его показы театральны, а вещи скроены по лазерной технологии и выполнены с качеством, которое не часто встретишь в современной индустрии моды. Описывать его хулиганские выдумки дело неблагодарное, стоит один раз увидеть этот развеселый «трэш», хотя бы на фото. Известными клиентами Вальтера были группа U-2, Бьорк и Мэрилин Мэйсон. «Моя одежда, – объясняет экстремал, – рассчитана на высоких, низких, худых, толстых, красивых, страшных — все должны быть особенными. Так, может быть, рождается новая раса».

Четыре плюс два – опять шесть

«Шестерка» не может состоять из четверых, поэтому к «Антверп Six» упорно и ошибочно причисляют дизайнеров Мартина Марджелу и Жозефа Тимистера. Они приписаны по инерции, но в итоге получается правильно: шесть самых-самых. Из Антверпена.

Жозеф Мельхиор Тимистер с отличием окончил антверпенский факультет моды как раз в 1987-м. Поработал у Лагерфельда, затем в домах моды «Кристобаль Баленсиага» и «Жан Пату». Из дома Баленсиага он был уволен со скандалом после показа коллекции, посвященной террору — так что Тимистера запомнили.

В 2010 году, в возрасте 47 лет, Жозеф Тимистер впервые удивил своим индивидуальным выступлением. Чтобы создать сенсацию, он творил в затворничестве и занимал у друзей деньги. Коллекция, показанная в первый день Парижской Недели моды 2010 года, называлась «1915: Кровопролитие и Роскошь». По подиуму шли люди в одежде, напоминающей военную форму дореволюционной Российской Империи. Бабушка дизайнера оказалась русской и, разумеется, княгиней. Поэтому Тимистер близко к сердцу принимает судьбу русского дворянства, вот только не очень понятна дата – «1915».

Коллекция получилась действительно роскошной. Зловеще-красивой. Галифе бордового цвета и жакеты цвета хаки, красные пятна на серебристых в пол вечерних платьях дам. Пальто и куртки подбиты красным мехом, красные ленты через плечо у моделей, пятна и даже просто висящие нитки кровавого цвета. “Я работал под влиянием российских образов 1915 года, того удивительного времени, когда роскошь империи слилась с небывалым кровопролитием войны. Я уверен, что все основные проблемы сегодняшнего мира исходят из того времени”, – сказал Тимистер и добавил, что вдохновлялся фотографией наследника престола в военной форме.

Мартин Марджела, как мы помним, в 1987 году отправился в Париж работать ассистентом у Жан-Поля Готье. И с тех пор его никто не видел.

С 1992 года основатель модного дома МММ (Мезон Мартин Марджела) не выходит на поклон, не фотографируется и не дает интервью. Вопросы ему надо присылать по факсу, и если повезет, Марджела ответит. Но не обычным образом, а на средневековом французском, с вензелями. В сети есть единственное фото мужчины, которого предлагают считать ММ, но никто не может подтвердить соответствие, и выражение лица у молодого человека на фото – лукавое.

Пиар-фишка с полным отсутствием присутствия (или аутизм, сработавший как пиар) оказалась очень действенной. И как только его не называют: «невидимкой», и «тихим гением», «Сэлинджером мира моды». Предполагали, что Марджела миф, и его никогда не было. Или что он – женщина. А вдруг МММ вообще – финансовая пирамида?

Самое известное изобретение Марджелы – неожиданные «переделки», переворачивающие обыденное восприятие мира вещей. Жан-Поль Готье был сражен жилетом молодого модельера, созданным из осколков фаянса и проволоки. Потом был пуловер, сшитый из армейских носков, куртка, «вылепленная» из перчаток, дамская сумочка из мотоциклетного шлема, недопришитый воротник джемпера, вечернее платье из крашеного холста… Жакет из волос и жилет из игральных карт, туфли-копыта, ставшие отличительной особенностью бренда (скопированные впоследствии другими дизайнерами), костюмы леди Гага. Творения Марджелы давно стали выставочными и даже музейными экспонатами.

Многие копировали его идеи, но он все равно отличался в каждой детали. Не спутаешь с другими марками, например, мужские туфли, выкрашенные вручную масляной краской, темные очки узкой полоской из цельного стекла (такое «ветровое стекло» для глаз), неожиданные вставки телесного цвета, имитирующие обнаженное тело.Сегодня вещи марки МММ выглядят более сдержанно, но в них есть изысканная исключительность, и те, кто это понимает, остаются преданными клиентами Дома. Как креативный директор Balenciaga Николя Гескьер, который давно носит вещи с лейблом MММ.

Только ведь и лейбла МММ – тоже не существует. Пустые белые этикетки на одежде пришиты четырьмя кривыми стежками, на них нанесены лишь цифры от 0 до 23 (например, линия «22» – обувь, линия «1» – одежда для женщин, линия «10» – одежда для мужчин). Сотрудники МММ все одеты в белые медицинские халаты. Фирма не пользуется услугами известных манекенщиц, и это принципиально.

Так что в мире моды есть свой «мистер Икс». Вернее, был. В 2011 году главный акционер МММ Ренцо Россо (он же владелец Diesel) официально объявил, что господин Мартин Марджела больше не работает в фирме своего имени, он страшно устал от моды. Но «группа молодых и талантливых дизайнеров» бодро продолжает и будет продолжать дело МММ «совершенно в духе мастера»! Таким образом, улыбка талантливого Марджелы окончательно растаяла в воздухе. А был ли Мартин?

Подробнее о загадочно Мартине Марджеле ( МММ) можете прочитать в нашем же блоге (см. в архиве)

А  вы попробуете  узнать кто есть кто ?

tumblr_mi815hBv5c1qbo3jco5_1280tumblr_n2e0rdrkDq1qb1wbzo1_500dirk_bikkembergss1007-300x450tumblr_lzv1gurHWS1r1jqhco1_500

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s